Balletristic запускает новую рубрику «Альтернатива», где расскажет о современных течениях и практиках в танце. Что такое современный танец? Как его смотреть и, главное, понимать? Почему у современного танца мало общего с балетом и почему он, при этом, не «все, что угодно»? На эти вопросы в нашем вводном материале ответил хореограф, перформер и исследователь современного танца Виктор Рубан.

Об истоках и значениях современного танца

Истоки современного танца – очень ёмкая тема, и важно обозначить, говорим мы о возникновении явления или самого названия. У современного танца нет даты рождения или основателя. Его появление – целый процесс, который во 2 половине 19 века развивался параллельно с современным визуальным искусством, в течение 40-50 лет. Понятия «современный танец», «свободный танец» возникли только в начале 20 века – первыми их использовали Лои Фуллер и Айседора Дункан, а конкретные практики закрепились спустя 30-40 лет. Так же в свое время произошло и с классическим танцем: традиция закрепилась значительно позже, чем появился сам балет.

Важно, что даже в английском языке словосочетания сontemporary dance и modern dance – не всегда одно и то же. В США, например, эти понятия считаются синонимами, а в Европе ними обозначают разные периоды развития современного танца. Модерн – для репертуара, техник и подходов до 70х-80х годов 20 века, которые преимущественно относятся к балетной школе (например, Марты Грэм, Лесли Хортона и  т.д.).  Контемпорари – для экспериментальных эклектических практик, форм и подходов, которые гораздо меньше относились к классическому наследию и гораздо больше – к современному искусству, современной философии и современным научным исследованиям. Это направление начало развиваться с конца 60х-начала 70-х годов.

О взаимодействии с балетом                   

Нельзя сказать, что современный танец конфликтовал с балетом. Скорее, он освобождался от него. Современный балет возник как новая традиция в балете – но в поле современного танца. Сам же современный танец всегда искал себя вне устоявшихся канонов. Он стремился формировать свой контекст, свою аудиторию и быть при этом признанным, как танцевальная форма, художественная практика, сценическое явление и, в конце концов, искусство – не в меньшей степени, чем балет. Он начал говорить, что танец и движение могут быть разными, традиция не обязательно должна быть одна – их может быть много, и каждая из них заслуживают легитимности.

Что же тогда современный танец?

Из-за многообразия практик его термин не обозначишь конкретно, и это часто сбивает зрителя с толку. В общих чертах, современный танец – об осмыслении движения, о нарушении правил, об эксперименте. И при этом он – не все, что угодно. Если обратиться к истории, период «всего, что угодно» пришелся на конец 70-х – 80-е годы 20 века. Практики возникали на волне радикального отрицания прошлого опыта: главный аргумент художников –  «мы не…(что-то)». Под вопрос ставилось понятие танца в принципе, тогда же возникло течение «не-танец» – художники исследовали движение вне хореографии и объединяли его с другими визуальными и перформативными искусствами.

Но вслед за экспериментами (что, если я буду танцевать, стоять, проведу все время без движения, в темноте, на улице, в колодце?) логически наступил период их осмысления. Наработанные практики обрели свою специфику, классификацию, и теперь они снова – не «все, что угодно».

О чем современный танец?

Современный танец во многом апеллирует не к образам и впечатлениям, а к глубокому внутреннему отклику, который побудит аудиторию переосмыслить происходящее сегодня. И если сам современный танец – это поиск нового, то его зритель – человек, который интересуется всем новым в принципе и стремится к познанию и осмыслению. То же самое можно сказать и про современное визуальное искусство. Пожалуй, прозвучит сухо, но художников танца и визуального искусства объединяет когнитивный труд – исследование новых идей и подходов они превращают в отдельную науку. А их зрители могут интересоваться современным театром, современной философией, самопознанием и саморазвитием, новыми технологиями и т.д.

Об аудитории и критике современного танца

Что, где и когда смотреть – это, безусловно, выбор зрителя. Но аудитории традиционных и устоявшихся форм хореографии и современного танца находятся в разных «весовых категориях».

Например, у классического балета по умолчанию огромная аудитория, так как это искусство давно и прочно вписано в информационное пространство – есть литература, видео, трансляции на ТВ, печатные материалы и даже некий сложившийся образ «прекрасного танцовщика». А еще – многообразие работ, которые легко увидеть вживую в театре, и даже возможность позаниматься самому у станка. Соответственно, зритель более информирован и даже воспитан, ему легче воспринимать знакомую информацию. Новым же течениям, которые постоянно расширяются, нужно время сформулировать эксперимент в практику, методологию, подход и репертуар – чтобы о художнике можно было бы сказать: «Он работает с тем и этим, у него есть репертуар, зафиксированные материалы». Соответственно, нужно время на то, чтобы найти своего зрителя.

Для критики нужна база, и чтобы анализировать современный танец, нужно понимать современную культуру в целом, так как он затрагивает самые разные ее аспекты. Специфика современного танца огромна и одновременно очень узконаправленна: физический театр, не-танец, site-specific, буто, BMC, релизовые техники, flying low и др. У каждого направления может быть разный зритель, и глубоко критиковать современный танец в целом – очень сложно. Если балет оценивается по понятным критериям вроде техничности, исполнительского мастерства, композиции, режиссуры, музыкальности, то современный танец существует в совершенно другой системе координат. Соответственно, балетный критик далеко не всегда может стать критиком современного танца.

Зрителя, равно как и художника, исполнителя, определяет практика. Опытным зрителем, а следом и критиком может стать любой человек, который готов включиться в предмет и развить глубину понимания, что есть тело, движение, музыка, пространство и время. Осознать тонкости взаимоотношений с телом и со зрителем: ведь если балет ориентирован на фронтальную презентацию, то для современного танца здесь нет никаких правил.

О профессионализме

В современном танце сложно однозначно сказать, кто – профессионал. На мой взгляд, все зависит от того, как художник понимает свою роль. Как много внимания уделяет физической подготовке, работе над кристаллизацией идей, художественным жестом, коммуникацией со зрителем. Его исследование может основываться на классическом балете, а может быть не связано с конкретной школой вовсе и базироваться на околотеатральных, цирковых, терапевтических, психологических, телесных и других практиках восприятия и репрезентации. На их почве может возникнуть новое направление современного танца – важна не сама школа, а умение искать новое, осознанно и методично исследуя возможности человеческого тела, движения, действия и взаимодействия.

Автор публикации: Полина Булат

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *