Сегодня классический балет – это чуть более 10 спектаклей 19 века, которые сохранились и дошли до наших дней в разных редакциях. Balletristic публикует вторую часть списка мировых шедевров, которые изменили понятие о профессиональном танце и заложили прочный фундамент для развития балетного искусства. О спектаклях-первопроходцах “Сильфиде” и “Жизели” мы уже упоминали ранее, здесь и здесь.

Баядерка

Мариус Петипа поставил 4-х актный спектакль о любви индийской храмовой танцовщицы и знатного воина специально для своей любимой балерины Екатерины Вазем в 1877 году. Балет на музыку Людвига Минкуса впервые был показан на сцене Большого Каменного театра в Петербурге, а после перенесен в Мариинский и Большой театры уже в редакциях – самого Петипа и Горского. Спектакль был обречен на успех благодаря своей экзотической зрелищности (где еще можно увидеть на сцене бутафорского слона в натуральную величину?), пышному праздничному гран па, пронзительному монологу главной героини – Никии, грандиозной сцене разрушения храма в 3 акте. Но главным сокровищем «Баядерки» стал классический белый акт – царство теней. Его можно назвать полноценным балетом внутри балета, абсолютом классического искусства, архитектурным шедевром Петипа. Царство теней – это опиумный сон главного героя – Солора, оплакивающего свою погибшую возлюбленную. Хореография буквально гипнотизирует зрителя своей потусторонней размеренностью, точностью, легкостью. И массовостью: изначально Петипа задействовал в сцене 64 танцовщицы в белых одеяниях, позже сократив кордебалет до 32. Сам же спектакль после революции лишился 4 акта: по сюжету боги проклинают Солора за предательство Никии и во время его свадьбы с дочерью раджи обрушивают на участников церемонии стены храма. Из-за технической сложности и несоответствия идеологии спецэффекты решили убрать, и спектакль заканчивался белым актом теней. В 1991 Юрий Григорович попытался возродить изначальную задумку Петипа в Большом театре. Также 4 акт спектаклю вернула Наталья Макарова в своей редакции 1980 года.

Спящая красавица

Безусловный шедевр Петипа и Чайковского стал образцом балета 19 века и предвестил его развитие в будущем столетии. Бесконечный дворцовый праздник в стиле Людовика XIV, сменяющийся карнавалом, задействует всю труппу и суммирует все находки классического танца своего времени. «Спящая красавица» – один из самых сложных спектаклей для балерины: она танцует его практически без перерывов. А еще – поле для соревнования между солистками: Петипа создал такое количество вариаций, что проявить себя получила возможность каждая. Несмотря на музыкальную, пластическую и сюжетную насыщенность, «Спящая красавица» – это пример математической точности, ключевой для хореографии Петипа. В спектакле все находится в гармонии: соотношение танцев и пантомимы, ансамблевых и сольных выступлений, сам хореографический рисунок. А еще в нем участвуют главные персонажи сказок Шарля Перро и его современников: в дивертисменте 3 акта танцуют и Кот в сапогах, и Золушка с принцем, и Мальчик-с-пальчик, и Красная шапочка с Волком, и принцесса Флорина с Голубой птицей. После революции спектакль подвергался многочисленным редакциям, в том числе и за границей: уже переделанную «Спящую красавицу» европейской публике впервые представил Дягилев. Теперь симфонический балет Чайковского есть в репертуаре практически в каждой труппе, отдаленно напоминая оригинал своей структурой.

Щелкунчик

Музыка, без которой невозможно представить рождественский сезон, была написана Чайковским в 1892 году на либретто Мариуса Петипа по сказке Гофмана «Щелкунчик и мышиный король». Однако за хореографию он так и не взялся из-за тяжелой болезни: спектакль ставил второй балетмейстер Мариинского театра Лев Иванов. Премьера получила самые разные отзывы, однако задержалась в репертуаре на 30 лет. Позже последовали многочисленные редакции: все-таки музыка Чайковского и гофмановский сюжет дают огромное поле для интерпретаций балетмейстерами. Наибольшую популярность на советской сцене получила постановка Юрия Григоровича, за рубежом «Щелкунчик» ставили воспитанники Мариинки Джордж Баланчин, Рудольф Нуриев, Михаил Барышников. Балетмейстеры постоянно смещают акценты в сюжете, по-разному решая образы Клары (или Маши – в театрах России) и волшебника Дроссельмейера, превращаю сказку в трагедию или в праздничную феерию. Одно остается неизменным: «Щелкунчик» – такой же символ Нового года, как елка, подарки и бокал шампанского. А еще – экзамен для талантливых воспитанников балетных школ и настоящее испытание для артистов, которые за декабрь-январь дают несколько десятков праздничных спектаклей нон-стоп.

 

Фото обложки: Катерина Кравцова

Posted by:Полина Булат

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *