Впервые балетная пачка показалась на сцене в 1832 году, в парижской премьере балета «Сильфида» Филиппо Тальони. Спектакль реформировал прежние концепции, технику и костюмы, но, несмотря на свою сенсационность, стал именно той постановкой, которую ждали. А необычное платье впитало в себя всё: и моду, и философию, и идеалы своего времени.

Стиль "бидермайер"
Стиль “бидермайер”

Мещанский стиль «бидермайер» с его стремлениями к камерности, простоте и комфорту постепенно вытеснил наполеоновский классицизм. После двух десятилетий «античной» моды на тонкие прозрачные туники в любую погоду талиям вернули корсет, а юбкам – пышность. Прежде, чем новые юбки посадили на обручи, их легкая ткань ложилась мягкими складками, а сама длина стала короче. Неизменным остался лишь верх платья, открывавший шею и плечи.

Философия стремилась охватить разные грани человеческого бытия, найти гармонию между культурой и бытом, познать свободу посредством единения с природой. В то время как образ жизни становился все более замкнутым, находя себя в местных традициях, духовное развитие предполагало, напротив, широкий спектр переживаний и чувств. Интуиция, фантазия, тяга к мистике и поэзии ставились в противовес мещанским реалиям.

Мария Тальони, "Сильфида"
Мария Тальони, “Сильфида”

Об этом и сама «Сильфида»: шотландскому юноше Джеймсу накануне свадьбы является дух воздуха в образе прелестной девушки. Очарованный ею, молодой человек забывает обо всем, и пытается любой ценой поймать призрак.  В погоне за иллюзией Джеймс забывает о реальном мире, его невеста уходит к другому. А пойманный дух, Сильфида, не может жить среди людей и погибает. Юноша остается ни с чем.

Салонные платья, бриллианты, перья, которые носили танцовщицы того времени совершенно не годились, чтобы раскрыть образ бестелесной лесной нимфы. Более того, они не подходили самой балерине – Марии Тальони, дочери балетмейстера, танцевавшей премьеру. Особенностью ее техники была чрезвычайная легкость, ускользающие плавные движения. В то время, когда танцовщицы соперничали друг с другом в виртуозности, которая уже порядком утомила публику, Тальони никогда не прибегала в своем танце к эффектным па. При этом ее техника была безупречной, она могла исполнить любой элемент, а ее ноги были настолько сильными, что позволили балерине первой в истории танцевать на пуантах. Но всю свою силу Тальони использовала во имя легкости. Даже сценические костюмы балерины отличались простотой. Когда ее коллеги своей манерой стремились соблазнять, следуя нравам минувшей эпохи, Тальони танцем хотела пленять.

Я, ее отец, никогда еще не слыхал ни одного шага моей дочери. А в день, когда услышу, я ее прокляну.

Так однажды сгоряча сказал о Марии Филиппо Тальони. В этой фразе – весь феномен танцовщицы и ее Сильфиды. Такая балерина могла танцевать свою роль только в воздушном белом платье, и никак иначе.

Аделина Джури
Аделина Джури

«Сильфида» полна сложной мелкой техники, поэтому укороченная юбка балетной пачки – это не только дань моде, но и необходимость продемонстрировать талант исполнительницы. К тому же именно «Сильфида» окончательно утвердила на сцене пуанты, а с ними и моду на красивые подъемы стоп – ведь без сильного и гибкого подъема стоять на самых кончиках пальцев практически невозможно. Первая пачка позволила следить за тонкой работой ног, эту же цель преследовали и другие модификации балетного платья. Например, в конце 19 века российская балерина Аделина Джури отрезала половину юбки, чтобы показать свою виртуозную технику. В итоге, плоской балетную пачку сделали сюжетные балеты XIX – XX века, в которых танец оказался важнее пантомимы.

Техничность и монументальность классических спектаклей позволили рассматривать танец с позиции архитектуры – когда линии интересны не менее, чем сюжет. Сегодня хореографы и вовсе отказываются от пачки, позволяя телу танцовщицы говорить без подсказок со стороны костюма. Но плоская юбка, как и прежде, принадлежит балету неоспоримо, что доказывает поклонник геометрии и виртуозности Уильям Форсайт. В его «Головокружительном упоении точностью» пачка – одна из тех линий, от которой никак нельзя отказаться в танце.

Уильям Форсайт, "Головокружительное упоение точностью"
Уильям Форсайт, “Головокружительное
упоение точностью”

Сегодня на классическую балетную пачку из 10-12 слоев уходит 18 метров тюля. Ирина Галич, начальница участка по пошиву балетных костюмов в Национальной опере Украины, рассказывает, что современные пачки становятся шире. Если в советское время юбка была диаметром 32-35 см, то теперь – целых 42 см:

Новое поколение балерин выше и мощнее, в крошечных юбочках они будут выглядеть просто смешно.

Чтобы широкая пачка держала форму, ее крепят на стальной обруч. По техническим нормам 1 костюм готовится в течение 48 часов, а в создании пачки принимают участие 4 человека: художник, закройщик, портной и вышивальщик. По словам Ирины, танцовщица может убить пачку за несколько спектаклей, так как материал костюма очень хрупкий. А что касается тенденций, здесь главное ориентироваться на общую картину спектакля. Если большинство декораций и костюмов создавались в театре давно, то пачка не должна выделяться на их фоне новомодной формой или оттенком.

3a1dad814b457101ecb687cd8ddb52d3_592x800

Posted by:Полина Булат

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *