В рубрике “Правила танца” известные танцовщики делятся своими секретами успеха, рассказывают о трудностях профессии и тонкостях работы над собой. А еще – дают ценные советы будущим поколениям балетных артистов. Новый герой рубрики – премьер Королевского балета Великобритании Стивен МакРей, известный своим универсальным мастерством, скоростью и умением перевоплощаться. Лучший танцовщик по версии британских критиков, МакРей рассказал Balletristic, что позволяет ему вживаться в роль, почему танцовщиком быть сложнее, чем спортсменом, в чем проблема балетных конкурсов, и как стать любимым партнером балерин.

Я настроен извлекать новый опыт отовсюду. Мне нравится работать с разными художниками: фотографами, иллюстраторами, скульпторами. Конечно, интересно увидеть, на что их может вдохновить мой образ, но также я не прочь поработать и над совместными проектами. У меня в голове куча идей, и я считаю, что крайне важно черпать вдохновение из разных источников.

Мотоспорт вдохновляет меня больше всего в жизни, что, как для балетного танцовщика, звучит довольно странно. Мой отец участвовал в гонках, и мы с ним обсуждали общие черты в балете и дрэг-рейсинге. Мотоспорт – это не просто быстрая езда, он требует множества навыков. Гонщики посвящают своему делу жизнь, и о балете можно сказать то же самое – прежде, чем состояться в карьере, нужно столько отдать! Ну и, конечно, адреналин. Когда занавес поднимается, я чувствую себя, как гонщик перед ускорением.

Иногда я ставлю хореографию, но сейчас я, прежде всего, танцовщик, и мне хочется побыть эгоистом – чтобы хореографы ставили на меня. Когда я закончу карьеру, наступит мой черед помогать новому поколению чувствовать себя и выглядеть как можно прекраснее.

Музыкант и танцовщик на сцене всегда производят мощное впечатление. Вместе они могут выразить значительно больше, чем по отдельности. Так произошло с номером «Чардаш» (чечетка в постановке Стивена МакРея под скрипичное исполнение Васко Василева) – музыка дала толчок всей постановке. Большинство людей знает эту мелодию, поэтому связь с публикой обычно устанавливается мгновенно. Но прекрасный музыкант на сцене только ее усиливает.

Мой репертуар экстремален; я танцую крайне сложные технически, в основном абстрактные партии. Но в Королевском балете у нас много и драматических постановок вроде «Ромео и Джульетты», «Майерлинга», «Франкенштейна», где требуется перевоплощаться и все 3 часа на сцене быть совершенно другим человеком. Я обожаю такие роли, мне нравится погружаться в театральный аспект искусства и движением заставлять людей чувствовать себя иначе. Задача танцовщика и самого балета – на некоторое время отвлекать публику от реальности. Люди хотят, чтобы зрелище их поглощало, и моя цель, как художника – создать героя, который подарит им эту возможность.

Мне до сих пор интересно танцевать классику, она – основа нашего искусства. К счастью, постановки в Королевской опере не двухмерные: если ты принц в «Лебедином озере», ты – прежде всего человек, а не искусственный персонаж. Опять же, это влияет на контакт с публикой. Если люди увидят в тебе, прежде всего, человека, а не идеального принца, они что-то испытают.

Персонажи рождаются из жизни, у нас нет уроков актерского мастерства. Мы просто погружаемся в собственный опыт, вспоминаем моменты, когда чувствовали себя уязвимыми, беззащитными, напуганными, наивными и т.д. Так что, я считаю, с возрастом артисты становятся только лучше. Например, 10 лет назад я танцевал партию Ромео совсем иначе, чем сейчас. И она до сих пор мне интересна! Каждый раз, возвращаясь к роли, я чувствую, что успел измениться и сам. А значит, могу развивать своего персонажа дальше. К тому же, сейчас у меня двое детей, и это также меняет мое восприятие жизни. Когда мне приходится играть очень трогательную или печальную сцену, я отождествляю ее со своими детьми. И это вызывает у меня эмоции гораздо сильнее и чище, чем когда-либо раньше.

Мне кажется, в танце не существует зоны комфорта, если ты продолжаешь заставлять себя двигаться и развиваться. Каждый раз, когда я выхожу на сцену, я требую от себя большего. Мои репетиторы требуют от меня большего. Мы не танцуем из года в год одни и те же балеты, поэтому всегда присутствует ощущение новизны, даже в стенах одной компании.

Сегодня танцовщики проделывают со своими телами феноменальные вещи, и, мне кажется, тем самым очень воодушевляют хореографов: им хочется исследовать все новые возможности и пределы человеческого тела. Конечно, они не хотят нас сломать – как художники, мы вместе сдвигаем границы нашего искусства. Это больно, но все в порядке.

Проблема нашей профессии в том, что у нас нет времени восстанавливаться. Это непрекращающаяся борьба.

Тело – как машина. Если заливать в него всякий мусор, оно не будет работать.

Стоит прислушиваться к своему телу каждый день, знать каждую его часть и выяснять, что работает именно для тебя. Например, если у меня болит определенный участок, я знаю, что стоит потерпеть – и все пройдет. В то же время, если я чувствую боль где-то в другом месте, я понимаю, что нужно остановиться и ее залечить. Но чтобы развить в себе это чувство, требуется много времени.

Я хожу на массажи и физиотерапию при первой возможности. Главное – предупреждать любые потенциальные травмы.

Ведущие атлеты и спортсмены не работают по 12 часов 6 дней в неделю. Но так живут танцовщики, по крайней мере, Королевского балета, и это не на пользу ни их телам, ни психике. Прекрасно, что публика становится все требовательнее к уровню выступлений. Но для начала нам стоит придумать, как заботиться об артистах.

Нельзя оценивать искусство по рейтингу. В этом разница между гимнастикой и танцем.  Конечно, почему бы и не использовать элемент из спорта, чтобы рассказать историю или передать эмоцию? Но меня огорчает, когда в гимнастику превращается вся хореография.

Балетные конкурсы слишком субъективны. Ведь танец – не о программных элементах. Танцевать – не значит сделать 3 пируэта в нужном месте, в нужное время и получить оценку. Это по-прежнему искусство, и каждый член жюри руководствуется личным мнением. Но все-таки конкурсы полезны для студентов. Для них это возможность выйти на сцену, прочувствовать напряжение от выступления и понять, в каком направлении работать дальше.

Решение переехать в Лондон из Сиднея, можно сказать, было сделано за меня. В 2003 году я выиграл конкурс Prix de Lausanne в Швейцарии. Финал проходил в воскресенье вечером, и Гайлин Сток, директор Королевской школы балета, подошла ко мне и сказала: «Не возвращайся в Австралию, лети в Лондон. Ты начинаешь завтра». Всё. Следующим утром я начал учебу в Лондоне и больше не возвращался домой. Мои родители обрадовались и поддержали меня, хотя, я думаю, им было очень нелегко. Но они просто дали случится тому, что случилось.

В Королевской школе балета я все время тосковал по дому, чувствовал себя одиноким и изолированным. Но Гайлин Сток поддерживала меня на 100%, даже когда я уже получил работу в компании. Мне очень повезло иметь такого наставника.

Танцовщикам следует быть открытыми новым возможностям и опыту. Конечно, никто не гарантирует успех, но главное – хотеть рисковать и учиться по максимуму. Процесс может оказаться очень тяжелым, но и результаты могут быть потрясающими. Пробуйте – в любом случае, домой всегда можно вернуться.

Танец – это язык без границ. Можно выступать в любой точке мира, и публика всегда тебя поймет.

Соцсети позволяют танцовщикам общаться с публикой. Многие люди во всем мире превратно понимают профессию балетного артиста и балет, как таковой. И мы помогаем их образовывать.

После представлений люди часто приходят за кулисы и говорят: «Мы ничего не знали о балете и никогда им не интересовались, но подписались на вас в Инстаграме и решили прийти на спектакль. И теперь мы просто подсели на балет!» Такие слова приводят меня в восторг!

Инстаграм дает ощущение контроля: можно изображать себя так, как нравится. Многие балеты диктуют конкретный сценический образ, но Инстаграм позволяет проявить свою личность.

У танцовщиков невероятно сильные тела, это важно показывать, чтобы ломать стереотипы. Люди думают, ты просто надеваешь симпатичный костюм и порхаешь по сцене. Но это неправда. Нам удается одновременно быть первоклассными атлетами и художниками – выдерживать этот баланс не так-то просто.

Я отношусь к своему телу, как к произведению искусства. Но в большей степени, как к инструменту. Я могу настроить и расстроить его. И заставить его делать ровно то, что мне нужно.

Каждый раз, когда с партнершей по сцене происходит химия, хочется сохранить это состояние и танцевать вместе как можно дольше. Но важно работать с разными людьми, ведь каждая балерина учит тебя чему-то новому.

Чтобы стать хорошим партнером, нужно всегда быть начеку и представлять себя на месте балерины: как бы ей хотелось выглядеть со стороны. В конце концов,  на сцене главная она. И я хочу, чтобы со мной она чувствовала себя как можно комфортнее. Думаю, такой настрой помогает развивать партнерские навыки.

С некоторыми балеринами я просто обожаю танцевать. На сцене я готов укутать их в вату и окружить заботой. Найти такую партнершу – всегда особенное событие.

Танцовщики поддерживают друг друга.

Я бы хотел возглавить балетную компанию, когда закончу карьеру танцовщика. Важно ухаживать за профессией, следить, чтобы она не выживала, а развивалась. К тому же, в мире еще столько историй, которые можно рассказать языком танца! И я хочу быть частью этого в будущем.

 

Фото: Настя Темпинская

Автор публикации: Полина Булат

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *