В рубрике “Правила танца” известные танцовщики делятся своими секретами успеха, рассказывают о трудностях профессии и тонкостях работы над собой. А еще – дают ценные советы будущим поколениям балетных артистов. Первой героиней выпуска стала Яна Саленко – прима-балерина Берлинского государственного балета и приглашенная прима Королевского балета Великобритании, лауреатка престижных международных конкурсов, которая поражает своей точной техникой. Перед своим концертом в Киеве Яна рассказала Balletristic, как ей удается искать вдохновение в привычных партиях, всегда быть в прекрасной форме и постоянно развиваться.

Каждый день в зале – новый день. Каждое утро я ставлю себе новый вызов и стремлюсь его преодолеть. Балет – это недосягаемая цель. Пределов мастерства нет, и это меня вдохновляет. Баланс, выворотность, руки: что-то получается лучше, что-то хуже, и ты всегда стремишься это «хуже» исправить.

Я сама себе педагог и художник. Каждый день вижу себя в зеркале, подмечаю дефекты и понимаю, над чем стоит работать больше.

Для меня много значит музыка. Я не просто стараюсь в нее попасть, я стараюсь чувствовать, как музыка. Раньше мне был важен ритм, но недавно, года 3 назад, я начала для себя различать и другие тонкости. Именно они определяют характер движений, образов. Это пришло с опытом: когда танцуешь один и тот же репертуар, начинаешь работать, как машина. Становится скучно, и ты ищешь для себя новое вдохновение в привычных вещах.

У начинающих танцовщиков должна быть железная дисциплина и крепкая база. Не стоит сразу пытаться забросить ногу повыше: лучше работать так, как устроено твое тело, и уделять внимание постановке корпуса – чтобы плечи всегда были над бедрами и образовывали прямоугольник. Когда есть эта основа, можно начинать изучать модерн, чтобы добавить танцу больше движений и красок.

Сегодня балет движется в сторону гимнастики. Мой педагог, например, всегда была против высоких ног. Но минус старого подхода в том, что так движения кажутся короче. Сама я постоянно растягиваюсь, стараюсь выводить ногу повыше, так как это дает танцу мягкость и легкость. Когда движение ничего не сдерживает, чувствуешь себя и выглядишь свободнее.

Многие считают, что мягкость и легкость у меня от природы. Но мне кажется, это приходит с опытом. Мой педагог в детстве мне говорила – после 10 лет занятий станет легче. И вот я уже оттанцевала все 20, а легче так и не стало. Я постоянно работаю и постоянно хочу большего.

Перед классом всегда делаю 30-минутную гимнастику на полу по системе Бориса Князева. Она хорошо подготавливает мышцы к работе, развивает выворотность, мягкость стоп. Иногда могу выйти на пробежку, а муж, например, любит плавать (муж Яны – премьер Берлинского государственного балета Мариан Уолтер – прим. ред.).

Главное – тренироваться по 2 часа каждый день. Я занимаюсь даже в отпуске, для меня выйти из формы – это кошмар. Например, была очень недовольна собой после беременности, плакала даже. Но потом взяла себя в руки, и понемногу начало получаться лучше и лучше, появилась надежда.

Галерея:

В 14 лет у меня была травма спины – грыжа, которая до сих пор дает о себе знать. Доктора мне тогда вообще запретили танцевать, но я восстановилась за полгода. А все произошло потому, что я недостаточно разогрелась перед растяжкой.

За телом надо ухаживать, давать ему возможность отдохнуть и лечиться, как только чувствуется какая-то боль. 3 года назад у меня появилась мозоль на пальце, я не обратила на нее внимания, некогда было лечить. Из-за нее я начала неправильно исполнять движения и в результате у меня разболелся ахилл. Из-за ахилла – икра. В итоге, во время прыжка на сцене у меня порвалась икроножная мышца. Из-за мозоли! Так что, ничего нельзя запускать. И постоянно разогреваться, это самое главное.

Очень тяжело танцевать, когда не чувствуешь центр в теле. Но развить координацию и баланс довольно легко, на мой взгляд. Главное, чтобы голова работала, как компьютер: все движения начинаются, прежде всего, там. Нужно сконцентрироваться и прежде, чем начать движение, представить, как ты его закончишь. Например, перед прыжком я всегда знаю, как приземлюсь и красиво сойду. Координацией тела можно управлять даже в воздухе. Но для этого, конечно, надо быть в хорошей форме.

Все говорят, хореография Начо Дуато (художественный руководитель Берлинского государственного балета, работает в жанре неоклассики и модерна – прим. ред.) выглядит очень сложной, на грани невозможного. А танцевать ее – одно удовольствие. Она очень музыкальна. К тому же, это новый вызов – освоить сочетание модерна с классикой, двигаться на пуантах и при этом давать амплитуду корпусу. Всегда есть риск упасть, и ты ищешь пути этого избежать.

Модерн очень помогает танцовщику раскрыться. В классике движения и позы образуют условный квадрат, а здесь все должно быть длинно, двигаться от одного угла к другому. Модерн развивает индивидуальность, пластичность и в итоге придает классическому исполнению более современный вид.

Когда я переехала в Берлин, в театре меня не пытались переучить. Там просто дают очень много информации, и если ты ее не усваиваешь – это твоя проблема. Но мне очень нравится учить новые стили, балеты. Хотя есть танцовщики с русской школой, которые упираются: «Меня так не учили, меня не переучишь». А я, наоборот, хочу как можно больше новой информации, хочу расти.

Галерея:

В Лондоне (Яна – приглашенная прима в труппе Королевского балета – прим. ред) , например, все по-другому: и стиль, и музыкальность, и подход к работе. Отовсюду я стараюсь взять самое лучшее и выстроить свою индивидуальность.

Мне очень нравится гастролировать, я этим живу. Могу танцевать каждый день в другой точке мира, и меня это заводит – делать невозможное возможным. Отдыхаю в самолете, иногда прямо в машине крашусь – и потом сразу на сцену. Бывает, остается всего 5 минут, чтобы сосредоточиться и разогреться перед спектаклем. Если правильно настроить мозг, тело может сделать все, что угодно и очень быстро. Это уникально! Мне нравится работать в экстремальных условиях, так только интересней!

Отдохнуть после работы помогает теплая ванна. Если устала так, что не могу ходить, чередую очень горячую воду с очень холодной. По выходным могу сходить в сауну или спа. А вот массажи почти не делаю – не могу после них собрать тело. Мне лучше хорошо разогреться перед началом работы, это снимает боль в мышцах. Хотя некоторые танцовщики ходят на массаж чуть ли не ежедневно.

Если молодому артисту предлагают уехать работать заграницу – почему бы и не попробовать? Всегда можно вернуться, если что. Но побороться надо. В Украине многое дается, если ты просто «хороший человек», а в другой стране ты никто, и уважение нужно заработать. Там совсем другие требования к профессионалам. В Берлине, например, на 2 вакансии в театре пробуются 500 человек. Конкуренция огромная, талантливых людей очень много и все хотят работать. Но берут только эксклюзивных.

Я тяжело адаптировалась к переезду, у меня, кроме мужа, в Берлине не было никого. Постоянно хотелось обратно. Но потом я начала себя уговаривать, что нужно довести начатое до конца. Начала больше общаться, учить язык и постепенно втянулась.

Даже состоявшимся артистам я бы посоветовала участвовать в конкурсах. Это возможность показать себя с новой стороны и заявить о себе перед директорами других компаний. Если ты им понравишься, тебя могут потом приглашать участвовать в спектаклях, гала-концертах. Эти контакты и дружба остаются на всю жизнь.

Конкурсы развивают танцовщика как бренд, а еще здорово отрезвляют. Ты думаешь, что уже всего достиг, но в условиях конкуренции понимаешь, что нет. Сейчас очень много талантливых артистов, и чтобы выделиться среди них, нужно найти свои уникальные стороны и делать на них акцент. Я думаю, мои особенности – легкость и координация. Еще я очень добрая и внимательная к своим партнерам по сцене, всегда стараюсь им помочь. Они не просто поднимают меня или вращают, это всегда совместная работа.

С мужем танцуем не часто, и это к лучшему. Так мы не надоедаем друг другу. Все-таки между партнерами на сцене всегда должно быть чувство.

Мне очень нравятся драматические роли – в «Лебедином озере», «Жизели», «Онегине». Хотя играть в балете очень сложно – здесь все строится на жестах, мимике. Я много смотрю выступления других артистов на Youtube, подмечаю, как они передают чувства. Конечно, слушаю педагога, хореографа. Эта учеба бесконечна.

Я большая фанатка Сильви Гиллем, восхищаюсь ее техникой и артистизмом. Именно ее пример вдохновил меня начать карьеру. Мне даже повезло с ней однажды встретиться. Она очень специфический человек: закрытая, почти никого к себе не подпускает. Но я была с сыном, и она начала с ним играть. Я просто замерла от восторга: «Она разговаривает со мной! Она играет с моим ребенком!». Она его погладила, и я такая: «Она к нему прикоснулась! Не буду его мыть!» Оказаться рядом с Сильви Гиллем – это была моя мечта! Больше мы с ней не пересекались, хотя иногда она лайкает мои посты на Facebook. Мне так приятно!

Я считаю, что танцовщикам важно развивать свои соцсети, так как в медиа балет почти не освещается. И мне иногда обидно, что действительно великих артистов никто не знает. Зато знают какую-то школьницу, которая крутит 10 пируэтов, и у нее миллион подписчиков. А у, например, Владимира Малахова – никого.

 

Фото: Тася Кудрик

Posted by:Полина Булат

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *