Что такое дивертисмент в балете?

Текст: Полина Булат

Дивертисмент – изначально музыкальный термин, которым обозначали ряд небольших развлекательных произведений для ансамбля или камерного оркестра. Позже дивертисментами начали называть и танцы, поставленные на такие пьесы.

Танец подчинялся музыке и драме еще со времен древних греков, которые в театре иногда заменяли танцем хор и танцевали между действиями спектакля. Этот принцип повторился в придворных музыкальных представлениях с 16 века. Балет заявил о своей самостоятельности только во времена Новерра, во второй половине 18 века. Прежде у него была сугубо развлекательная, дивертисментная функция в сложных многочасовых спектаклях, состоящих из декламаций и музыки. Во Франции, где зародились такие постановки, больше почитали музыку, поэтому жанр опера-балет долго главенствовал на сцене. Сами танцы в нем не перемежались с сюжетом, а были вставными номерами. Иногда с помощью танца и пантомимы в антрактах объясняли сюжет оперы.

Благодаря музыке балет появился и в России, когда туда в 1736 привезли итальянскую оперу. Сергей Худеков писал, что тогда раз в неделю «для перемены представляли итальянские интермедии с балетом». Профессионалов танца в России еще не было, и в балетах танцевали воспитанники Сухопутного кадетского корпуса.

В Российской империи жанр балетного дивертисмента особенно прижился, так как он появился там значительно позже, чем в Европе. В 60-х годах 18 века в Париже уже появились первые балеты-пьесы – самостоятельные спектакли из танцев и пантомимы. А русский зритель, следовавший европейской моде, открыл для себя, что и старое, и новое направления музыкального театра почти одновременно.

В начале 19 века танцевальные дивертисменты почти полностью исчезли из театров: балет стал действенным, постепенно развилась и техника, словарь классического танца. В Петербург выписали французского балетмейстера Шарля Дидло, который провел в императорской труппе ряд реформ, следуя заветам Новерра. Для Дидло балет был способом выражения страстей: говорили, что публика на его спектаклях обливалась слезами. Музыка у него лишь обслуживала танец и пантомиму. Но, несмотря на реформы, дивертисменты из русского театра никуда не исчезли. Их параллельно с главным балетмейстером ставил бывший танцовщик, француз Огюст Пуаро.

Театр того времени не только развлекал, но и был инструментом пропаганды, о чем сегодня отчетливо говорят названия дивертисментов и комедийных балетов Огюста «Праздник в стане союзных армий», «Торжество России, или Русские в Париже», «Русские в Германии». Облагороженная русская пляска уже была в ходу на петербургской сцене, давая почву для незамысловатых демократических сочинений. Дивертисмент стал «народным» направлением в балете: показывал разнообразие танцев и характеров, удивлял публику трюками, немыслимыми в благородном драматическом жанре.

Еще одна причина, по которой дивертисмент закрепился в самостоятельных балетных спектаклей – танцовщицы, потеснившие на сцене мужчин в эпоху романтизма. Зрители – преимущественно чиновники и аристократия – начали ходить в театр ради эротических впечатлений, все-таки и костюмы в романтических постановках стали более открытыми. Балет постепенно обретал черты мьюзик-холла: упор делался на удивительные эффекты и красивых девушек. Сюжет воспринимался, как помеха развлечению.

Так посреди спектакля вдруг появились серии танцев, не связанных с действием: драгоценных камней, жемчужин, фей, сладостей. Часто вариации ставили под конкретных солисток, чтобы показать их в наиболее выгодном свете. Еще один вид дивертисмента – характерные танцы, идущие в спектакле один за другим. В русском балете их ввел балетмейстер Артур Сен-Леон, как раз в то время, когда музыкальный театр переживал кризис: интеллигенция выступала за то, чтобы балет отражал реальные проблемы в обществе (поражение в Крымской войне, народные восстания, отмена крепостного права), а дворянство, напротив, ходило в театр, чтобы отвлечься от действительности. Француз Сен-Леон поставил пышный спектакль на русскую тему по сказке «Конек-Горбунок» и в последнем акте ввел танцы 22 народностей, которые, объединившись, прославляли царя. Народными эти танцы были условно: Сен-Леон взял узнаваемые жесты и па и смешал их с классическим танцем. Спектакль произвел фурор, и стилизованные народные дивертисменты постепенно стали для русского балета нормой. К тому же, их легко было использовать в идеологических целях. Даже в 1914 году Александр Горский воспользовался этим приемом и создал дивертисмент «Танцы народов» из народных танцев союзных государств, объединенных против Германии.

Изящнее всех с дивертисментами обращался Мариус Петипа в балетах на музыку Петра Чайковского. Балетмейстер сумел связать их с действием – у него дивертисменты танцуют на балах. Например, на дне рождении принца Зигфрида в «Лебедином озере» или на свадьбе у Дезире и Авроры в «Спящей красавице».