В 2019 году в целевой программе Киевского департамента культуры появился долгожданный пункт: создать Музей Сержа Лифаря – известного балетмейстера украинского происхождения на основе коллекции, которая была подарена вдовой С. Лифаря – княгиней Ингой-Лизой Алефельдт-Лаурвиг. Первую часть коллекции мадам Алефельдт передала Киеву еще в 90-х. Теперь архив Лифаря станет частью экспозиции нового, 8 филиала Музея истории Киева.

Каким будет новый музей, и почему он необходим Киеву, нам рассказала Наталия Белоус, в прошлом ведущий научный сотрудник Музея украинской диаспоры, где также представлена часть коллекции балетмейстера. В Музее Сержа Лифаря Наталия заступила на должность заведующей филиалом.

Фото: Вадим Худолий

Об идее музея

Идея создать музей имени Сержа Лифаря возникла давно, еще когда Лиллан Алефельдт (вдова хореографа - прим. ред.) в несколько этапов (в середине 90-тых, в 2002, 2007 гг.) дарила Киеву его коллекцию с условием, что она со временем будет выставляться в Музее Сержа Лифаря, который необходимо создать. Об этом писали газеты, велась активная переписка между госпожой Лиллан и тогдашним руководством департамента культуры городской администрации, директорами киевских музеев. Однако, музей так и не был создан, разные части коллекции – личные вещи, театральные костюмы Лифаря, живопись, скульптура, графика, афиши, фотографии и многое – были распределены и хранятся в фондах Национального музея истории Украины, Музея истории города Киева, Публичной библиотеки имени Леси Украинки. Последняя часть коллекции, переданная в Украину из Швейцарии после смерти Лиллан Алефельдт – 14 железных ящиков – находится у нас: здесь архив Сержа Лифаря, письма, заметки, книги из его коллекции, среди которых – уникальные старинные издания, фотографии, рукописи известных писателей-эмигрантов.

Мы с коллегами ведем активную исследовательскую работу, и думаю, я не преувеличу, сказав, что мы готовимся показать миру другого Лифаря. Ведь любая «официальная» биография, воспоминания, мемуары, при всей их ценности, не договаривают. А благодаря коллекции, полной заметок, рисунков, нам открывается «творческая кухня» балетмейстера – как он работал над будущими балетами, как сомневался, разочаровывался, горел какой-то идеей.

О формате

Конечно, искусство танца непросто представить в статичной музейной экспозиции, но в мировой практике подобный опыт был – например, выставка «150 лет балету Венской оперы» в венском театральном музее, проект о Театре танца Джадсона в МоМА. К тому же, нам помогает лучший проводник и советчик – сам Сергей Михайлович, который щедро делился своими мыслями на бумаге как теоретик, практик, и даже философ танца. У нас есть его статьи по истории и теории танца, размышления, множество записок, комментариев, замечаний, есть отличный визуальный материал, ведь он сотрудничал и дружил с самыми яркими представителями художественного и театрального круга, архивные видео и фото его балетов, записи занятий с другими артистами. Очень много портретов, которые сами по себе произведения искусства, ведь Лифаря снимали лучшие фотографы его времени. Так что, с одной стороны мы попробуем воссоздать танец Лифаря, его линию, ритм, движение, а с другой – зафиксировать его, прежде всего в памяти посетителей. Мы нацелены использовать цифровые технологии и уже консультируемся с художниками и компаниями, которые работают в этой сфере. Будем экспериментировать, ведь, на мой взгляд, музей не должен быть слишком консервативным и «монологичным» – эдаким странным скучным местом, где люди сидят в жилетках, чай пьют.

О команде

Наша команда не связана с балетом напрямую. Мои коллеги в основном работают как музейщики, с фондами и рукописями, занимаются структурированием и атрибуцией. Я консультируюсь с исследователями, теоретиками искусства, художниками, артистами балета – теми, кто целиком в этой стихии, чтобы понять, каким они видят идеальный музей танца.

Сейчас у нас нет своего помещения (команда и архив пока разместились в Украинском доме, - прим. ред.), но так уже было с несколькими филиалами Музея истории Киева, это нормальная практика: пока отдел работает над будущей экспозицией, выделяется помещение под музей. Cейчас мы готовим тематико-экспозиционный план, логотип, брошюры, думаем о формате открытия, когда оно станет возможным. Наша команда подбирает экспонаты, восстанавливает коллекцию, которая сейчас разрозненна по разным музеям: рисунки, письма, книги, костюмы, киноархивы.

О Серже Лифаре

Лифарь очень вдохновляет меня, прежде всего, как личность, и мне нравится, что мы можем проследить её становление. Он очень интересный, современный, созвучный – во многих людях я вижу отголоски его судьбы. Лифарь был гражданином мира, человеком с очень широким кругозором, трудолюбивым и настойчивым. Мне кажется, в современном мире он бы себя нашел прекрасно. В каждом молодом талантливом человеке: девочках и мальчиках, которые поступают в хореографические училища, артистах, которые едут в Европу, пытаются зацепиться, творить, много работают - есть что-то от Лифаря. Сейчас время людей творческих, энергичных, жаждущих максимально раскрыть свой потенциал. Как и Лифарь, они иногда получают хорошую поддержку вначале пути, но дальше – только трудолюбие и удача. Им так же, как и Лифарю, нелегко пробиться в чужой среде, не всегда доброжелательной. Все они, как и Лифарь – носители нашей древней культуры, очень анархичной и живой.

Лифарь был носителем киевской и украинской национальной культурной традиции. Он вспоминал о своем детстве, о том, как много времени проводил в селе в поместье своего деда (дед Сергея Лифаря по материнской линии - Василий Марченко, крупный землевладелец в Каневском уезде Киевской губернии - прим. ред.), знал народные традиции, обряды, восхищался стихией народного танца. В киевском детстве у него были лучшие педагоги по вокалу, игре на фортепиано, танцам. Позже Лифарь получил хорошую культурную прививку от Дягилева, который методично и обстоятельно знакомил его с историей европейского искусства. Он попал в обойму с юных лет - его окружали люди, которые сами формировали культуру 20 века, а он сумел воспринять и творчески переосмыслить весь массив идей, который ему предлагало время.

Почему Лифарь так нужен и актуален сейчас? Думаю, точно не для того, чтобы мы сказали: «Та це ж він наш! Це ж наше коріння-насіння! Киянин, що підкорив світ!». И точка.

Где-то это правда, конечно, но его наследие – и балеты, и коллекция, и сама биография беженца, эмигранта, человека без гражданства, который был обвинен в коллаборационизме, шпионаже, всю жизнь был объектом слежки и работы советских спецслужб, по чьей судьбе катком прошлись все самые тяжелые события 20 века – однозначно заслуживает более глубокого внимания и памяти. Ведь как и многие эмигранты, Лифарь свои личные амбиции реализовывал в абсолютно чужой среде. У него было много врагов, приходилось бороться за возможность реализоваться в своем ремесле – создавать балеты, формировать балетную школу, выстраивать систему хореографического образования, исследовать танец как древнее и вечно молодое искусство. Для этого ему нужны были и артисты балета, и художники, и музыканты, и техники, нужно было планировать и осуществлять административные реформы. Он был очень эффективным культурным менеджером, хотя мир его прежде всего знает как танцовщика и хореографа.

Об экспозиции

Личность Лифаря очень подвижная, потому и его музей будет посвящен не только ему самому. Возможно, он будет работать как площадка для выставок, связанных с балетом, с визуальным и перформативным искусством, модой. Конечно, там будут и исторические акценты, тематические блоки, для которых мы ведем исследовательскую работу. Они необходимы, потому что в киевских музеях повседневная и культурная жизнь Киева начала прошлого века до сих пор не представлена полноценно и интересно.

Я считаю, что культурные корни важны. Воспитание, привычки, эстетические предпочтения, заложенные в детстве, влияют на работу и образ жизни каждого человека. Да, сейчас глобализация, но каждый народ привносит в мировую культуру что-то свое.

Мы покажем коллекцию книг и рукописей Лифаря, очень ценную для библиофилов. Обязательно будет интерактивный блок, потому что, только поняв специфику балета, можно оценить масштаб таланта Лифаря. Мы будем стремиться к максимальной визуализации, чтобы каждый посетитель мог почувствовать себя немного этим страстным, любопытным мальчиком из любящей семьи, который попал в мясорубку истории, но не потерялся сам, не утратил задор и любовь к Киеву. Нам важно показать живую ткань, а не перевести жизнь Лифаря в формат таблицы Exel – что, как и когда он создал. В чем-то мы будем объективны безусловно, в чем-то - субъективны бесконечно. Главное, убедительно транслировать мысль, что Лифарь - не легкомысленная личность, у него есть весомые причины вызывать интерес.