Небалетные: Владимир Маяковский

Владимир Маяковский не любил классический балет. Поэт-футурист был главой творческого объединения ЛЕФ (Левый фронт искусств), которое пропагандировало отмену вымысла в искусстве. Балет шёл вразрез с принципами этого общества, совсем не вписывался в концепцию русского футуризма и был сомнительным видом искусства для новой пролетарской власти. В 20-е годы ругать балет было модным, а Мариинский театр в Петербурге планировали закрывать.

ТЕКСТ: ОЛЬГА БАДЕЛИНА

Равнодушие Маяковского к танцу не помешало ему стать кумиром для молодых хореографов и танцовщиков. Артист Мариинского театра, тогда ещё Георгий Баланчивадзе, объединился с другими хореографами и драматургами в экспериментальную группу “Молодой балет”, которая переносила авангардную поэзию 20-х годов на сцену Экспериментального же театра Всеволодского в виде танца. Журналист Соломон Волков в своей книге “История культуры Петербурга” писал, что Баланчивадзе гордился знакомством с Маяковским и был “ходячим справочником” по поэзии и изречениям поэта.

К балету была неравнодушна и главная муза в жизни Маяковского. Лиля Брик занималась классическим танцем и в детстве и во взрослом возрасте, и даже училась у Александры Доринской, танцевавшей до войны с Вацлавом Нижинским. В 1918 году она вместе с Владимиром Маяковским снялась в фильме “Закованная фильмой” о трагической истории любви художника и сошедшей с экрана балерины. Поэт не только сыграл главную мужскую роль (Лиля Брик, конечно же, играла балерину), но и написал сценарий к этому фильму.

Во время своей поездки в Берлин в 1922 году Маяковский познакомился с Сергеем Дягилевым, с которым они поддерживали дружеские отношения до смерти импресарио. Дягилев помог поэту с французской визой, а тот активно хлопотал о гастролях “Русских балетов” в Советский Союз. К сожалению, с гастролями ничего не вышло – не все хотели видеть на бывшей родине импресарио-эмигранта. Однако, это не повлияло на дружбу Маяковского и Дягилева, и они продолжали вести жаркие споры о художниках-футуристах и будущем авангардного искусства. Дягилев показал Маяковскому Париж – благодаря его протекции поэт посетил мастерские парижских художников и стал почётным гостем грандиозного банкета, на котором собрался весь дягилевский круг. После такой тёплой встречи Маяковский не мог не упомянуть Дягилева в предисловии книги о своём парижском путешествии.

Маяковский шутил про танцующих “эльфов, цвельфов и сильфид”, а Баланчин позже признавался, что кумир его молодости абсолютно не понимал балет. Однако, как бы поэт не отрицал танец как искусство, своим творчеством он все равно внес лепту в его развитие.

Маяковский

Балет “Барышня и хулиган”, поставленный в 1962 году Константином Боярским для Малого театра оперы и балета в Ленинграде (ныне Михайловский театр), был реинкарнацией ещё одного фильма 1918 года. К нему Маяковский снова написал сценарий, основываясь на повести итальянца де Амичиса “Учительница рабочих”, и исполнил главную роль. Музыку для спектакля собрали из трёх балетов Шостаковича – “Светлый ручей”, “Золотой век” и “Болт”. Постановка пользовалась огромной популярностью в Советском Союзе и успела побывать в репертуаре десятков театров, а в 1970 сняли фильм-балет с Ириной Колпаковой и Алексеем Носковым. Яркие образы героев балета раскрывались как через графичную, резкую, а, местами, “блатную” хореографию, отсылающую к стихотворениям Маяковского, так и через музыку Шостаковича, которую тот написал во времена расцвета советского авангарда. Получилась смешная несентиментальная мелодрама с трагическим концом о перевоспитании пролетария под влиянием любви – идеальный советский бестселлер. Однако после премьеры спектакль попытались запретить как “вредный”. Коллега Баланчина по “Молодому балету” Пётр Гусев спас спектакль, пригласив Боярского поставить его для гастролей своего новосибирского театра в Москве. Он попросил членов московской комиссии принять спектакль, после чего “Барышня и хулиган” получил одобрительные рецензии и отправился по театрам страны. В Украине этот балет можно найти в репертуаре Харьковского национального академического театра оперы и балета им. Лысенко.

Маяковский

Единственный балет по сюжету Маяковского – “Клоп” – поставил Леонид Якобсон, причём дважды. Впервые на сцене Кировского театра в 1962 году, партию Зои Берёзкиной танцевала молодая Наталья Макарова. Хореограф ввёл нового героя-творца – Поэта, в образе которого легко угадывался Маяковский.

“В “Клопе”, поставленном мною только что в Ленинградском театре им. Кирова действует живой Маяковский. Он на глазах у зрителя сочиняет свои произведения. Скажу откровенно, мысль вывести на балетную сцену Маяковского пугала многих. Зрители шли на спектакль с большим недоверием. Но спектакль был понят и хорошо принят”, – писал хореограф в своей статье “Балет и современность”.

Якобсон называл свою постановку хореографическим плакатом, который своей карикатурной, но лаконичной хореографией отсылал зрителя к плакатам “Окна РОСТА”. Спектакль получился экспериментальным и неровным, в том числе из-за музыки Отказова/Каравайчука и Фиртича. Критика отмечала прекрасный актёрский ансамбль и мастерство режиссёра и хореографа, несмотря на некоторые длинноты и неудачную музыку. Однако спектакль продержался в репертуаре театра всего три года, и эта редакция была позабыта.

Второй раз к пьесе Маяковского Якобсон обратился спустя 12 лет, уже как руководитель собственной труппы “Хореографические миниатюры”. Музыка в этот раз – Шостаковича, написанная для постановки Мейерхольда в 1929 году и для кинофильмов. Якобсон сократил балет до одного акта и раскрыл всю свою любовь к пластическому гротеску. Музыка и хореография наполнена язвительностью и юмором, отдельные сцены смотрятся даже мультипликационно. Яркий балет полюбился и зрителям, и критикам. В 2001 году его даже перенесли на сцену Мариинского театра.