Открытый диалог: Владимир Малахов, Ксения Овсяник, Ива и Гилемо Витич Гамейро

В рубрике “Открытый диалог” читатели Balletristic задают вопросы звездам балета и танца. В этот раз на них отвечали участники юбилейного гала Владимира Малахова: прима Берлинского государственного балета Ксения Овсяник, ведущие артисты Национальной оперы Загреба Ива и Гилемо Витич Гамейро, и сам Владимир. Выступить в Национальной опере Украины танцовщики приехали по приглашению агентства Show Corp.

Расскажите о своем самом ярком выступлении. Помните ваши эмоции?

Владимир: Для меня каждое выступление – праздник. Не могу выделить одно. Каждый выход на сцену тоже сопровождают разные эмоции от того, где я, что танцую, с кем. Но они всегда яркие.

Кем вы хотели стать в детстве? Осуществилась ли ваша детская мечта?

Ксения: Года в 4 или 5 я заявила, что буду балериной, и с тех пор решения не поменяла. Хотя запасной план стать юристом все же был.

Мечта, пожалуй, осуществилась. Но я знаю, что во мне еще много потенциала, как танцовщицы и артистки, который я хочу воплотить и показать зрителям. Тогда почувствую, что мечта полностью сбылась. А вообще мечты исполняются, когда они становятся целями. Но, достигнув одной цели, всегда находишь новую. Так что процесс никогда не заканчивается.

ksenia ovsyanick

Сколько нужно тренироваться, чтобы так блестяще танцевать?

Ива: С самого начала нужно прилагать все силы, которые у вас есть и каждый день стремиться к большему. Ведь профессия танцовщика – о совершенстве, которого нельзя достичь.

Что вас больше всего мотивирует?

Гилемо: Желание сталь лучше. И знание, что стоит появиться перед публикой – и вся боль, весь пот тяжелой работы забудутся. Для меня нет ничего прекрасней аплодисментов.

Где вас принимали теплее всего?

Владимир: В Японии. Там просто фанатеют от балета. Ждут артистов после спектакля, следят. Некоторые японские поклонники даже приехали на мой концерт в Киев. Некоторых фанатов я знаю уже 30 лет, мы стали друзьями. Но, конечно, я очень избирательно подпускаю к себе людей.

vladimir malakhov

Вы болели звездной болезнью?

Владимир: Нет, никогда. Я считаю, всегда нужно оставаться нормальным человеком. Да, после спектакля порой летаешь в небесах. Но к поклонникам на служебный вход выходишь уже самим собой. Люди поддерживали, вдохновляли тебя в зале, и ты не можешь обойти их вниманием, сказать, что устал.

Что помогает танцовщикам достигать своих наилучших результатов? Возможно, вы бы выделили главное?

Ива: На мой взгляд, это непрерывная работа над собой и сильный характер.

Как долго разучивается ведущая партия в балете? Допускается ли импровизация в исполнении?

Ксения: В идеале репетиции главных партий начинаются за пару месяцев до спектакля, но репертуар бывает таким насыщенным, что иногда приходится разучивать роль за пару недель, днями не выходя из студии.

На спектакле технически стараешься танцевать так, как и на репетициях, но чем прочнее хореография «в теле», тем больше свободы для артистической интерпретации. На каждом выступлении роль получается немного иначе, хотя хореография совершенно не меняется.

Конечно, на сцене всякое может случиться, ведь столько факторов влияет на выступление:  и темп музыки, и свет, размер сцены, декорации, партнер и другие танцовщики. Бывает, приходится адаптироваться по обстоятельствам.

Вас утомляет морально танцевать только классику? Как считаете, важно ли миксовать стили в репертуаре?

Гилемо: Все, что приходится повторять снова и снова, рано или поздно перестает слишком радовать. А я считаю, чтобы хорошо танцевать, нужно получать удовольствие в процессе. Тогда и публике понравится. Смешивать разные стили танца в репертуаре очень важно, и в этом плане нам повезло с театром (Национальная опера Загреба – прим. ред.).

В балетах все чаще дополняют классический танец элементами современного. Что вы думаете об этом?

Ксения: Почему бы не добавить новую технику и пластику в классический танец, если это сделает его выразительнее? Главное, чтобы всё было сделано со вкусом!

В чем ваша суперсила?

Ива: Думаю, моя суперсила – в умении правильно раскрывать характер своих героев и доносить историю публике. Конечно, я очень забочусь о технике, но считаю очень важным показать зрителям и эмоции.

iva guilhermo gameiro

Если бы у вас была волшебная палочка, что бы вы изменили в своей жизни?

Владимир: Ничего. Разве что, сделал так, чтобы танцовщики могли выступать дольше. Могли лечить себя. Потому что хотелось бы еще полетать по сцене.

Были ли у вас травмы? Как они отразились на вашей карьере?

Владимир: Были, конечно. Приходилось с ними танцевать. У танцовщиков как: болит всё и везде, но только выходишь на сцену – и обо всех болячках забываешь. Как-то во время «Лебединого озера» треснул хрящ в колене. В марте сделали операцию, а в июне я уже танцевал в Метрополитен. Но вообще я всегда старался быть внимательным к себе, потому что возвращаться в форму очень тяжело. На каждый пропущенный день в зале нужно 2 дня, чтобы нагнать упущенное. Поэтому я никогда не любил отпуска.

Что вы чувствуете, когда все взгляды прикованы к вам?

Гилемо: Это прекрасное чувство! Балет – визуальное искусство. И когда наступает момент показать людям свою работу и чувства, нет ощущения лучше.

iva guilhero gameiro

 

Фото: Саша Злуницына