Правила танца Франческо Аннаруммы

В рубрике “Правила танца” известные танцовщики делятся своими секретами успеха, рассказывают о трудностях профессии и тонкостях работы над собой. А еще – дают ценные советы молодым артистам. Наш новый герой Франческо Аннарумма оставил сцену, чтобы развиваться как хореограф. Но прежде он успел получить классическое балетное образование в Лондоне, Милане, Неаполе, Монако и поработать с Уильямом Форсайтом, Марко Гёке и Александром Экманом.

ТЕКСТ: ПОЛИНА БУЛАТ
ФОТО: САША ЗЛУНИЦЫНА

Francesco Annarumma

С самого детства я танцевал классику и считал современный танец безвкусицей, пока меня не пригласили работать в Gärtnerplatz-Theater в Мюнхене. Там я увидел, как двигаются профессионалы и решил, что мне во чтобы то ни было нужно стать таким, как они. Так что я начал сам работать перед зеркалом, наблюдать и повторять за своими коллегами. 

Было сложно перестраиваться. Одно дело – повторять движения, другое – «дышать» ими. У меня ушло много времени на то, чтобы выстроить связь между телом и сознанием. 

Меня никто специально не учил современному танцу. Это сейчас танцоры умеют всё ещё до выпуска из школы. Они могут устроиться в любую компанию и танцевать классику и современную хореографию одинаково хорошо. 

Некоторые считают, что современный танец для тех, кто не слишком хорош в классике. Но для меня современный танец – сложнее, чем классический. 

Francesco Annarumma

Классика очень важна. Это основа, насущный хлеб. Она дает понимание, как двигаться, ведь в современном танце мы много вращаемся, прыгаем, делаем всевозможные плие. Нельзя противопоставлять эти направления, их необходимо совмещать.

В разных странах преподавание классического танца отличается. Но я рад, что мне удалось поучиться и в Англии, и в Италии, и в Монако. Я смог взять отовсюду лучшее. 

Каждому молодому танцору необходим учитель, который будет его поддерживать и вдохновлять продолжать. Часто все происходит наоборот: педагоги принижают и принижают своих учеников. Но человек не может без мотивации. 

Хороший танцор распознается по энергетике. От одних невозможно отвести взгляд, что бы они ни делали, а некоторые – просто скучные. 

Francesco Annarumma

У меня есть правило, чтобы не быть скучным: не думать о публике. Просто забыть о том, что в зале люди, и полностью погрузиться в танец. 

Каждому хорошему танцору необходимо поработать с Форсайтом. Не могу это объяснить, но он дает нечто такое, чего не может дать никто другой. 

Язык тела – самый выразительный. Ненавижу эти драматичные гримасы в классическом балете. Мне нравится физиологичность. Выражать свои чувства телом куда естественнее.

Все границы – только в нашей голове. Не в теле. Я делаю всё, что хочу, и это позволяет мне  узнавать себя лучше.

Я не верю в преодоление. Жизнь одна, и ею нужно наслаждаться. Когда я работаю с танцорами, я стараюсь выявить в них только хорошее. Как я их выбираю? Интуитивно. Просто чувствую, мой человек или нет.

Francesco Annarumma

Импровизация в танце – это работа с информацией. Ты не можешь делать все, что вздумается. В импровизации должен быть смысл.

Хореография – это отражение личности хореографа. Он задает движение, обстоятельства, и танцор должен четко понимать, что делать. Я хочу, чтобы мои работы были узнаваемы.

Главный посыл моей хореографии – поменьше стресса. Просто чувствуй свои суставы и наслаждайся движением. 

По утрам, перед классом, я захожу в бар за чашечкой хорошего капучино и круассаном. Сажусь в машину и включаю Бейонсе. Потом приезжаю в студию и немного занимаюсь йогой. Йога подготавливает мое тело и разум: я успокаиваюсь и сосредотачиваюсь на предстоящей работе. 

Когда я решил, что больше не буду танцором и стану хореографом, то почувствовал то же, что в детстве, когда переехал из Италии учиться в Лондон: «Вау! Жизнь изменилась».

Francesco Annarumma

Если бы кто-то из великих хореографов пригласил меня выступить в его работе, я бы отказался. Нельзя заниматься всем понемногу. Мне не нравятся люди, которые не могут четко определиться. 

Чтобы стать хореографом, у тебя должно быть достаточно информации. Ты должен потанцевать сам, узнать, как это – работать с телом, готовить его, выходить на сцену. Уметь показать артиста с его лучшей стороны. Возможно, у твоего собственного тела одни возможности, но у твоего танцора – совсем другие. 

Я думаю, художниками рождаются.

Francesco Annarumma