Ревью: “Дон Кихот” с Олесей Шайтановой и Денисом Недаком в Национальной опере

Воспитанница Киевского хореографического училища, прима Литовского театра оперы и балета Олеся Шайтанова появляется на киевской сцене не чаще, чем раз в год. Уже второй раз подряд – под самый конец сезона, как бы подводя итог: таков истинный блеск классического танца, такова настоящая балерина.

ТЕКСТ: ПОЛИНА БУЛАТ

Олеся Шайтанова на сцене – вихрь, её танец дышит всем её телом. Артистка переворачивает миф о классической танцовщице вверх дном: не живой человек превращается на сцене в фарфоровое божество, а божество оживает на сцене. И у него есть всего пара часов, чтобы надышаться перед следующим заточением. 

Стоит ли описывать силу этого вихря, если Шайтанова выбрала танцевать 13 июня «Дон Кихот»? Рядом с ней труппа Национальной оперы в большинстве своем выглядела просто обескровленной. Вроде бы да, конец сезона. Но, наблюдая поразительный контраст между кордебалетом и примой, сопереживать киевским артистам не выходит. 

Олеся Шайтанова

По уровню включенности в действо и эмоциональной отдаче большинство танцоров можно сравнить с манекенами – на сцене они просто есть. Стоит отметить, что кордебалет, наконец, немного помолодел, но со своей прямой функцией – быть «телом» спектакля, а то и всей труппы – пока не справляется. 

В этом же ключе разочаровали и подруги Китри, Анастасия Гурская и Катерина Дегтярева. Технически крепкие, подающие надежды танцовщицы могли бы исполнить свои партии в любом другом классическом спектакле, и никто бы не заметил подмены. Подчеркнуто южного характера в них не было совсем. Пожалуй, им стоило внимательнее наблюдать за своей подругой по сцене Олесей Шайтановой, играющей каждым пальчиком и плечиком, выражающей суть своей героини в проходящих прыжках и пробежках яснее, чем в самих вариациях, одинаковых для любой исполнительницы роли.

Или же за Елизаветой Гогидзе, дебютировавшей в партии Уличной танцовщицы. Артистка бросила в зал сноп искр, только появившись на сцене, и держала на себе внимание до конца. Её взрывная техника легла на роль как нельзя лучше: все-таки, девушка с характером – идеальное амплуа для Елизаветы. Она наполнила партию резвостью и отчаянной смелостью человека, живущего здесь и сейчас, при этом сохранив очаровательную симметрию классических линий. 

Для её партнера Владимира Кутузова роль Эспады тоже была премьерной. Так что страсти в его па-де-де с Гогидзе кипели самые настоящие. Ещё пара попыток, и Владимир может стать убедительнейшим исполнителем этой роли в труппе. Ему хватает амплитуды и выразительности верха, внутренней динамики. Скоро доработается необходимый для партии апломб, уйдет волнение, предательски выдававшее себя в ногах, и киевский «Дон Кихот» заиграет поярче. При условии, что остальные тореадоры признают за Эспадой лидера (или получат больше совместных репетиций), и будут танцевать с ним одну музыку, а не брыкаться в такт. 

Ещё одна большая радость прошедшего спектакля – трактирщик Лоренцо в исполнении Сергея Скузя, искренний и правдивый в каждом взгляде и жесте, создающий на сцене реальность происходящего. Наблюдать за мизансценами с участием Лоренцо и главной пары было сплошным удовольствием. Невольно закрадывается мысль: вот бы ему поручить актерские классы для труппы. Драматургия киевского «Дон Кихота» далеко не идеальна, но «живой» состав мог бы многое компенсировать.

К слову о жизни некоторых ролей: неужели в нашей труппе нет молодых пластичных артисток для ряда соло в третьем акте? Они есть. Но Испанку почему-то до сих пор танцует (ходит?) Татьяна Андреева, и здесь можно только развести руками. 

Напоследок хочется отметить Повелительницу дриад Анны Муромцевой – с момента своего предыдущего «Дон Кихота» она стала ещё элегантней. И, конечно, Базиля Дениса Недака. Денис – артист, убедительный и пульсирующий. Он светится радушием по отношению к коллегам по сцене, а особенно – к своей партнерше. Пускай технически премьер суховат и сдержан, но темперамент его героя вторил гуттаперчевой пластике Шайтановой и обеспечил дуэту слаженность на все 100%.

Олеся Шайтанова, Денис Недак